КиноМода: как гардероб Брижит Бардо в фильме «И бог создал женщину» дал старт сексуальной революции

0 10

КиноМода: как гардероб Брижит Бардо в фильме "И бог создал женщину" дал старт сексуальной революции

Брижит Бардо

Сегодня свой день рождения празднует Брижит Бардо — кинодиве исполняется 84 года. В честь этого события предлагаем вам перенестись в далекий 1956 год и вспомнить фильм, который сделал ее знаменитой, — картину Роже Вадима «И бог создал женщину». Самое консервативное десятилетие XX века подходило к концу, а в тихой рыбацкой деревушке Сен-Тропе (слава главного богемного курорта еще впереди) благодаря Брижит Бардо, одетой в костюмы от Пьера Бальмена, началась настоящая сексуальная революция.

Брижит Бардо в фильме "И бог создал женщину"

Брижит Бардо в фильме «И бог создал женщину»

Чтобы по-настоящему оценить эффект, который произвела киноновинка на зрителя, надо вспомнить, каким был мир в 1956 году. В США давят пластинки Элвиса Пресли тракторами, считая рок-н-ролл мракобесием (но молодежь, конечно, сходит по нему с ума), и массово печатают плакаты, указывающие, что место женщины — на кухне. Во Франции Кристиан Диор уже пишет свои воспоминания, но при этом остается главным повелителем женской моды. Затянутые талии, пышные юбки и неудобные подкладки на груди и бедрах хоронят функциональность, но делают женщину красивой — большего от нее не требуется. На голливудском экране в это же время, конечно, с голыми ножками блистает Мэрилин Монро, но в обычной жизни все куда консервативней. Почитание мужа и мечты о пылесосе — вот что должно занимать женские мысли.

Это была послевоенная Франция: тихая, сонная, конформистская. Брижит Бардо потрясла ее,

— вспоминал писатель и друг актрисы Анри-Жан Серва.

Брижит Бардо

Брижит Бардо

На экране же зрители видели чувственную молодую женщину, которая со всей страстью отдается желаниям и не хочет сдерживать порывы в угоду общественному мнению.

Она не заботится о том, что подумают другие. Она следует за своими увлечениями… Желание и удовольствие кажутся ей более убедительными, чем предписания и условности… Она не ставит вопросы, а сразу дает ответы, откровенность которых может быть заразна,

— писала о героине Бардо Симона де Бовуар.

Задача перед дизайнером стояла непростая: необходимо было создать для героини гардероб, который соответствовал бы, с одной стороны, месту и времени действия — наряжать простую жительницу тихой провинции в пышные гламурные платья было бы странно, но, с другой стороны, одежда должна была драматургически поддерживать образ раскрепощенной, источающей сексуальность молодой женщины. И Бальмену это удалось.

Одежда Бардо на экране проста, но детали помогают раскрыть чувственность. Так, неприметное платье-халат на пуговицах, этакий будничный футляр для героини, превращается в волнующий воображение наряд в сцене на пляже. Никаким «голым» платьям, расшитым кристаллами, было бы не превзойти этот эффект, рождающийся из лаконичности и неприкрытой естественной красоты.

Жан-Луи Трентиньян и Брижит Бардо

Жан-Луи Трентиньян и Брижит Бардо

Брижит Бардо

Многие ошибочно полагают, что картина стала дебютом для 22-летней актрисы, на самом деле за ее плечами уже было 17 киноработ. На моральные устои покушался уже и сам сценарий фильма: история замужней женщины Джульетты, которая позволяет себе быть чувственной, да еще и влюбляется в другого мужчину — абсолютно неслыханное для того времени безобразие. Тем сложнее было найти исполнительницу, которая могла бы воплотить столь нетипичный для своего времени образ. Но Роже Вадиму долго искать было не надо — на главную роль он взял свою жену. Кроме долгожданной популярности, фильм подарил Бардо и ее культовый образ — миловидная темноволосая парижанка превратилась в эффектную блондинку.

Жан-Луи Трентиньян и Брижит Бардо

Длинные золотистые искусно взъерошенные волосы добавляли образу необузданности — до изобретения знаменитой бабетты оставалось еще три года, но и эта прическа, известная как шукрут (от французского choucroute — «кислая капуста»), стала очень популярной.

Брижит Бардо

Бальмен, который к 1956 году уже был известным модельером (свой первый бутик он открыл в 1945-м, и к моменту работы над фильмом его одежда уже успешно продавалась в США, где ее носили и звезды, в том числе Марлен Дитрих и Кэтрин Хепберн), создал для фильма облегающие фигуру платья, которые подчеркивали стройность Брижит. Простые элегантные линии создавали «архитектуру движения» — красота тела играет в фильме не последнюю роль, ведь Джульетта — страстная танцовщица, и одежда не должна была скрывать эту выразительность жестов.

Жан-Луи Трентиньян и Брижит Бардо

Брижит Бардо

Брижит Бардо

Юбки и платья героини Бальмен снабдил пуговицами — практичная мода тоже приобретает чувственный оттенок, так как для образа Джульетты эти ряды застежек становятся своеобразной границей между заключением в рамки строгих правил и обязанностей и свободой, в которую героиня вырывается, вспарывая эту оболочку и пускаясь в пляс. Одежда становится средством самовыражения героини, через нее Джульетта стремится заявить о своем праве на независимость.

Бардо, которая и сама ранее занималась балетом, помогла ввести в моду и обувной фасон — туфельки на плоской подошве, которые мы называем «балетками». Где-то в то же время примером для модниц стала и Одри Хепберн, которая предпочитала обувь без каблуков, так как для своего времени была довольно рослой — около 170 сантиметров. Впрочем, часто мы видим Джульетту и вовсе босоногой — очередная модная хитрость, когда отсутствие какой-то вещи говорит нам о героине куда больше любых самых изящных аксессуаров. Особенно этот прием работает на контрасте, когда Бардо, облаченная в элегантную юбку и кофту — наряд вполне прошел бы и офисный дресс-код, — сидит на набережной, сбросив обувь и покачивая ногами.

Брижит Бардо

Брижит Бардо

Такие полутона дизайнер использует и в других костюмах — наряды Джульетты постоянно балансируют на грани откровенности и недосказанности, словно дразнят окружающих. Вместо каких-нибудь замысловатых блузок с глубоким вырезом героиня появляется на экране в простой белой футболке, но она так облегает фигуру, что именно эта закрытость создает максимально чувственный образ. А короткие рукава простой рубашки, которую Джульетта носит с узкими джинсами, она подворачивает, чтобы сделать невыразительный повседневный образ более игривым.

Кадр из фильма "И бог создал женщину"

Кадр из фильма «И бог создал женщину»

Главным цветовым акцентом в фильме становится ярко-красное платье-футляр — яркий оттенок разбавляет серо-голубую нейтральную гамму гардероба Джульетты по мере того, как накаляются отношения с окружающими ее мужчинами. Вырез «лодочка» обнажает ключицы и немного плечи, а отсутствие рукавов делает силуэт еще более соблазнительным.

Брижит Бардо

Полная противоположность этому наряду — свадебное платье Джульетты, скроенное как раз скорее в стиле new look с пышной юбкой, классическим воротничком и объемными рукавами.

Брижит Бардо

Жан-Луи Трентиньян и Брижит Бардо

Жан-Луи Трентиньян и Брижит Бардо

Бардо стала символом той дикой и необузданной чувственности, которую за пару лет до этого только начали воплощать на голливудском экране, и то в мужских образах — герои Марлона Брандо и Джеймса Дина, грубые и ранимые одновременно, но при этом бескомпромиссно сексуальные, стали абсолютно новыми типажами, будоражащими воображение подростков. Французская актриса показала, что и женщины не обязаны скрывать свои желания и уж тем более извиняться за свою сексуальность, став, пожалуй, первым европейским секс-символом и этаким ответом заокеанской Мэрилин Монро.

Кадр из фильма "И бог создал женщину"

Кадр из фильма «И бог создал женщину»

Старушка Европа поначалу воротила нос — прокат во Франции начинался с довольно скромными показателями, а вот в Америке фильм был очень популярен у зрителей, несмотря на то что в некоторых штатах картину запретили. Так, например, суд в Филадельфии признал фильм «похотливым, кощунственным, непристойным, неприличным и безнравственным».

Бардо и ее героиня Джульетта заставили и критиков, и зрителей задуматься о восприятии идеи, что значит быть женщиной. И процесс было уже не остановить — ханжеские оковы консервативного общества 50-х падали, вихрь свободы нес молодое поколение в 60-е — к первым мини-юбкам, противозачаточным таблеткам и музыкальным фестивалям. А образ «невинной» сексуальности, подчеркнутой минималистичными нарядами, где на первый план выходят не изыски кроя, а естественный силуэт тела, эксплуатировался потом в массовой культуре неоднократно.

Источник: www.spletnik.ru